Нечеловеческая преданность: история собаки Пальма во внуковском аэропорту

0
82

Нечеловеческая преданность: история собаки Пальма во внуковском аэропорту

Нечеловеческая преданность: история собаки Пальма во внуковском аэропорту

Юрий Рост сделал великолепную карьеру не только в журналистике, сегодня это по-прежнему известный журналист и фотограф, в числе друзей которого настоящие легенды: Юрий Норштейн, Сергей Юрский, Юрий Щекочихин, Фаина Раневская, Павел Луспекаев были частью его жизни.

Реальная история собаки Пальма в аэропорту Внуково поразила Роста. Тогда корреспонденту «Комсомольской правды» было 28 лет, и эмоциональная часть его репортажа буквально зашкаливает, несмотря на лаконичную манеру повествования, по-хэмингуэевски рубленую. 

Спокойно читать заметку о беспримерной преданности и искренности животного невозможно — слёзы застят глаза, к тому же, хочется, чтобы финал был удачный. Вкратце история выглядит так: при посадке на очередной рейс пассажиру отказали пустить в салон собаку овчарку. Билет на животное был, а вот справки от ветеринара — нет. Правила есть правила. 

Реальная история собаки, брошенной в аэропорту Внуково

Нечеловеческая преданность: история собаки Пальма во внуковском аэропорту

Очевидно, хозяин собаки был в страшном цейтноте, ситуации в жизни бывают разные. В итоге он предпочел улететь без собаки, а Пальма в силу непонимания ситуации решила, что за ней вернутся. Она же неотъемлемая часть жизни своего хозяина, а он добрый и понимающий, верный и обязательный.

Но случилось всё по-другому: за Пальмой никто не вернулся, и два года спустя, когда пилот Валентэй несколько раз увидел собаку прямо на летном поле, ему рассказали ему душераздирающую подоплеку. Он обратился в прессу, из «Комсомолки» прислали Юрия Роста, который и описал на всю страну неординарный случай, разлучивший овчарку и ее хозяина:

«Тогда во Внуково, отчаявшись умолить, он обнял пса, снял ошейник, пустил на бетон, а сам поднялся по трапу. Овчарка, решив, что ее выпустили погулять, обежала самолет, а когда вернулась на место, трап был убран. … О чем она думала тогда – не знаю. Может быть, она опасалась за человека: как он там без нее, один?»

Поняв, что логики в произошедшем нет никакой, друг человека стал ждать своего хозяина в окрестностях летного поля Внукова. В руки никому не давалась, воевала с местными собаками, зализывала раны и — ждала. Своего. Еду ни у кого из рук не брала, хотя местный персонал сразу с теплотой отнесся к брошенному зверю. Наверное, свой Хатико есть в каждом городе мира.

«Но она из рук не берет и близко никого не подпускает. Кроме Володина, техника. С ним вроде дружба, но и к нему идти не хочет. Боится, наверное, самолет пропустить»,  — предполагали летчики.

Репортаж Рост закончил по-житейски: «Вот пока и вся история о верности и любви. Пока, потому что, может быть, эту заметку прочтет человек, когда-то улетевший в «ИЛ-18» и, вероятно, решивший, что та, которую он по несчастью оставил, уже забыла его. Пусть этот человек срочно возьмет отпуск, достанет денег и летит в Москву».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here