Без массовых увольнений алтайские чиновники заметили серьезных проблем бизнеса из-за ковида 2020 году

0
22

В 2020 году в Алтайском крае не было зафиксировано массового закрытия предприятий из-за экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, и связанных с ней ограничений. Об этом в ходе онлайн-конференции 15 января заявил руководитель регионального управления по развитию предпринимательства Александр Евстигнеев, подводя предварительные итоги года. Он обозначил ряд ключевых показателей, которые, на первый взгляд, противоречат оптимистичной позиции властей, но, с его слов, расценивать их нужно иначе.

Начальник профильного управления рассказал о предварительных итогах 2020 года в сфере малого и среднего предпринимательства, которая наиболее остро отреагировала на возникновение пандемии ковида и многочисленные ограничения. Александр Евстигнеев отметил, что в ходе всего прошлого года разные ведомства проводили опросы в бизнес-среде России, и настроение предпринимателей постепенно снижалось в связи с пессимистичными экономическими прогнозами. По его словам, такая тенденция фиксировалась и по итогам девяти месяцев прошлого года, но в итоге серьезных потерь якобы удалось избежать, в том числе и в Алтайском крае. «Я думаю, меня здесь поддержат и не будет сторонников другой позиции: массовых закрытий предприятий и увольнений не состоялось», — заявил чиновник.

Он добавил, что пандемия имеет отложенный эффект и расслабляться пока не стоит, но в целом так называемый «индекс оптимизма», описывающий настроение предпринимательского сообщества, на текущий момент можно оценить как стабильно-положительный. Тем не менее, реальные показатели о численности субъектов бизнеса, приведенные им в ходе трансляции, говорят об обратном.

Так, по данным на ноябрь 2020 года в Алтайском крае было зарегистрировано 3640 открывшихся компаний, а закрылось – 4956. Однако Евстигнеев акцентировал внимание на том, что из всех ликвидированных 4039 фирм перестали существовать по решениям налоговой службы, суда или из-за того, что в них прекратилась какая-либо деятельность. По его словам, этот факт якобы свидетельствует о положительном балансе.

Такой метод оценки также применяется и к индивидуальным предпринимателям: за 11 месяцев 2020 года 7269 ИП было зарегистрировано, а 9396 — прекратили деятельность. Однако из них самостоятельно закрылись 7200, что, по разумению чиновников, даже говорит об итоговом приросте. Остальные более 2 тысяч закрывшихся ИП перестали существовать из-за банкротств и прочих внешних причин, что профильное ведомство почему-то в расчет не берет.

Со слов Александра Евстигнеева, на ситуацию также повлияло введение налогового режима для самозанятых, на который перешла часть предпринимателей. На сегодняшний день таких 10 091. Что касается субъектов малого и среднего предпринимательства, то на данный момент, по данным ФНС, в Алтайском крае их 74 980, в том числе 31 799 – юрлица, 43 181 – ИП. Отметим, что по данным профильного управления на январь 2020 года, в регионе всего было зарегистрировано 77,8 тысяч хозяйствующих субъектов, из которых 30,1 тысяч — микропредприятия и 44,9 тысяч – ИП. Изначально может показаться, что сравнение этих чисел рисует пессимистичную картину в сфере бизнеса края, однако по «математике» чиновников это не так.

Также одной из главных тем для обсуждения в предпринимательской среде в прошлом году стали изменения в налоговых режимах. Был отменен единый налог на вмененный доход (ЕНВД), на смену которому пришли упрощенная и патентная системы. Организациям и бизнесменам пришлось избрать подходящее налогообложение, но многие в итоге этого не сделали по ряду причин, что может повлечь негативные экономические и организационные последствия в их работе.

Александр Евстигнеев рассказал, сколько в итоге бизнесменов перешли с ЕНВД на другие режимы. На данный момент управление по предпринимательству оперирует данными налоговой за 2019 год, а более актуальные числа станут известны в апреле. В рассматриваемый период по старому налогообложению работало 37 тысяч хозяйствующих субъектов, из которых 24 тысячи зарегистрированы на территории региона, а 13 тысяч – в других субъектах, поэтому по ним данные не учитывались. По информации ФНС, из 24 тысяч порядка 6632 остались на УСН, так как совмещали его с ЕНВД, 8710 – выбрали для себя УСН как новую систему, 66 плательщиков остались на едином сельхозналоге, и к ним прибавилось еще 27 новых плательщиков, на патент перешло 5712, а также 4106 ИП перешли на налог для самозянятых, 759 предприятий перешли на общую систему (ОС) по ряду обстоятельств. При этом около 528 фирм не определились, в связи с чем их должны были автоматически перевести на ОС. Однако, руководитель ведомства заявил, что ФНС сохранила право сменить налог до 1 февраля, но только на УСН.

По мнению некоторых экспертов, отмена ЕНВД может спровоцировать предпринимателей, для которых новые режимы оказались менее выгодными, на уход в теневой сектор. Однако, по мнению Евстигнеева, в период пандемии бизнесмены поняли, что работа на «светлой» стороне очень выгодна, в первую очередь из-за мер поддержки, предоставляемых государством в виде льготных кредитов, отсрочек по финансовым обязательствам и всевозможным проверкам. «На практике подтвердилось, что работать в наблюдаемом секторе по итогам коронавируса все-таки оказалось выгоднее, чем наоборот. Все меры поддержки предназначены только для компаний, которые осуществляют деятельность в наблюдаемом секторе, официально трудоустраивают работников, платят достойную зарплату. Под большим вопросом — выгодно ли работать сегодня в тени», — отметил руководитель управления.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here