Борис Титов: «Наш Минфин – это о том, как собирать деньги, класть их себе в загашник и ждать кризиса»

0
16

Борис Титов: «Наш Минфин – это о том, как собирать деньги, класть их себе в загашник и ждать кризиса»

Борис Титов: «Наш Минфин – это о том, как собирать деньги, класть их себе в загашник и ждать кризиса»

Фото: Дмитрий Феоктистов/фотохост-агентство ТАСС

Ситуацию в российской экономике обозревателю телеканала «Царьград» Юрию Пронько прокомментировал уполномоченный по правам предпринимателей при президенте России Борис Титов

Автор:
Пронько Юрий

Опубликованные данные за прошлый месяц не дают оснований для экономического ускорения. Напротив – о вероятном замедлении экономики свидетельствует снижение индекса деловой активности обрабатывающих отраслей. В итоге предприятия сокращают численность рабочих мест, причём уже второй месяц. Если будет зафиксирован спад два квартала подряд, можно с уверенностью говорить о стагнации отечественной экономики.

Складывается ощущение, что, несмотря на поставленные лидером государства задачи и выделенные для этих целей гигантские средства, у министерств и ведомств другие приоритеты. И ни у кого нет приоритета роста.

 

 

 

 

Прокомментировать ситуацию в российской экономике мы попросили уполномоченного по правам предпринимателей при президенте России Бориса Титова.

Борис Титов: Есть министерство, которое называется Министерством экономического развития, которое всем объясняет, почему роста нет. И у него тоже KPI не стоит. Хотя президент всем сказал, что мы должны обеспечить темпы роста выше среднемировых. Сегодня мы ушли далеко назад. Только что нам Всемирный банк дал прогноз по ВВП 1,2% в ближайшее время, это далеко ниже, чем средние темпы роста развитых стран. А не только среднемировые. Нет шансов.

Нам президент сказал догонять Германию по ППС (паритету покупательной способности) – мы сегодня теряем не только пятое завоёванное, но и шестое место теряем, потому что за нами с пятью с лишним процентов роста идёт Индонезия, как локомотив, с новыми реформами, модными проектами, приоритетами, которые выбраны у них в качестве основных. То есть такой современный подход к развитию экономики, к промышленной политике.

Мы же ничего практически не делаем. Сегодня стоит вопрос, дадут ли национальные проекты добавку к росту ВВП.

Национальные проекты дадут добавку, но только за счёт того, что они стимулируют спрос, они увеличивают доходы населения, увеличивают спрос на медицинские услуги и прочее. Но если мы не создадим условия для роста предложения, то есть российского производства, производства российских товаров и услуг, то всё это уйдёт в импорт. Это будут не наши рабочие места, это будут рабочие места за рубежом. Люди не будут получать деньги, опять будет падение доходов населения. Не то что увеличение. В первом квартале у нас минус 2,3%. Это значит, и спрос падает тоже.

Поэтому национальные проекты хороши для поднятия общего уровня обеспеченности населения базовыми, необходимыми услугами, но с точки зрения развития экономики – практически ноль. Мы подсчитали, что максимум 1,6% на развитие экономики, Кудрин ещё меньше цифру назвал – 1%. В общем, сегодня нужен ещё один нацпроект, который бы назывался «Развитие экономики». По крайней мере, несырьевого сектора экономики. Дорожную карту я передал президенту, как мы это видим. Можно дискутировать и обсуждать, но, по-моему, сегодня просто это никому не надо. И обсуждать это никому не надо.

Борис Титов: «Наш Минфин – это о том, как собирать деньги, класть их себе в загашник и ждать кризиса»

А. Кудрин. Фото: www.globallookpress.com

Юрий Пронько: Выход какой? Пока хорошенько не треснет по голове?

Б. Т.: Конечно, этого не хотелось бы. В прошлый раз треснуло, когда в 2014 году цены на нефть резко упали, тогда и рубль провалился, причём не из-за того, что делал Центральный банк (это особая дискуссия), в результате он компенсировал, всё восстановилось. Вот когда рухнуло, сразу понравилась стратегия. Нам президент дал поручение готовить стратегию, Кудрин, правительство начали что-то готовить. Хотя мы так и не знаем что, потому что в результате мы так и не увидели этой стратегии.

Но опять же цены на нефть пошли вверх. Опять они были высокими. И опять никому ничего не надо. Опять все забыли, что нужно выстраивать планы, нужно двигаться вперёд. Все забыли, что нужно диверсифицировать экономику, – потому что нефть доходы приносит, и слава богу. При этом как-то все не обращают внимания на то, что падают доходы населения. Первый квартал – на 2,3%, а государственные резервы у нас выросли на 40%. Государство-то у нас богатеет, резервы растут. Кроме этого, профицит бюджета у нас рекордный за всё время, притом что экономика не растёт, 0,5%, а доходы населения вообще падают.

Поэтому, конечно, нужна нормальная выверенная экономическая политика. Надо все мозги, которые у нас есть, направить на одно — рост экономики, создание рабочих мест. Вот если это будет сделано и Центральный банк у нас будет банком развития, а Минфин будет Минфином развития, а не только концентрацией ресурсов, тогда всё будет решено.

Наш Минфин – это о том, как собирать деньги, класть их себе в загашник и ждать кризиса. Что же мы, как Силуанов сказал, если будет $40 за баррель, будем делать без резерва? Но эти деньги всё равно кончатся.

Борис Титов: «Наш Минфин – это о том, как собирать деньги, класть их себе в загашник и ждать кризиса»

Фото: www.globallookpress.com

Ю. П.: Без постоянной подпитки всё рано или поздно заканчивается.

Б. Т.: Да. Деньги, они заканчиваются. Сколько будет кризис длиться? Может, год, а может, десятки лет низких цен на нефть. Надо сегодня произвести «машинки», которые делают деньги. Каждый завод – это оборудование по производству денег. Добавленной стоимости, значит, денег. Если у нас есть один завод, значит, мы обеспечили одну часть населения и эти риски кризиса сняли. Если у нас таких заводов тысяча по территории России – а у нас, кстати, минус 900 предприятий среднего бизнеса только за прошлый год, – тогда мы будем иметь постоянный приток денег, который нас выведет на нормальное, стабильное существование. Мы никогда не накопим резервов на сотни лет вперёд. 

Ю. П.: Тот же Силуанов сказал, что нам не нужна стабильность без роста доходов. Как в одной голове может это всё умещаться?

Б. Т.: Есть базовые принципы формирования управленческой команды. Это мы хорошо в бизнесе знаем. Не может человек, отвечающий за казначейство (то есть это даже не Минфин, даже не финансовый директор, это казначей, который должен собирать деньги), одновременно быть ответственным за развитие. У развития должны быть другие мозги, они должны смотреть вперёд, для них важен результат, инвестирование. Но они понимают, что нужно деньги дать, чтобы потом получить их обратно с прибылью. У человека с финансовым мышлением этого никогда не будет. У него другая задача. Поэтому у него так мозги и устроены.

Нельзя эти две вещи совмещать в одном лице. А у нас второй раз! Кудрин – вице-премьер, ответственный за развитие экономики, и одновременно руководитель Минфина, и опять мы повторяем ту же ошибку. Силуанов – типичный финансист, которому важно, что чем больше денег у него под рукой, тем лучше, не понимает, что такое рост экономики, что такое инвестиционный рост. Мы наступаем на те же самые грабли. То, что было раньше при Кудрине, происходит и сегодня.

Борис Титов: «Наш Минфин – это о том, как собирать деньги, класть их себе в загашник и ждать кризиса»

А. Силуанов. Фото: www.globallookpress.com

Ю. П.: Торговая война между США и Китаем может спровоцировать, мягко говоря, далеко идущие последствия для развивающихся рынков, в том числе и для России. Может, это встряхнёт? Я имею в виду внутри.

Б. Т.: Последствием этой войны будет давление на рынок нефти. Потому что объёмы производства в Китае неминуемо начнут падать, то же самое будет происходить в Америке, и потребление энергии, энергетического сырья будет уменьшаться. А мы – страна, по-прежнему целиком зависимая от нефти.

Орешкин всё хвалится, что мы меньше зависим от нефти, чем раньше. Но это не так. Мы больше зависим от нефти. Просто у нас сокращение идёт, и сегодня даже рост цен на нефть не приводит к росту экономики. То же самое, если нефть начинает немножко снижаться, это уже в меньшей степени отражается на нашей экономике, потому что уже перевешивают структурные проблемы внутри страны.

Тем не менее последствия торговой войны Китая и США, то давление на рынок нефти, мы очень сильно почувствуем. Любое снижение цены на нефть приводит к очень серьёзным негативным последствиям для российской экономики. Так как Россия – целиком экспортно зависимая от энергетического сырья страна.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here