Ход слоном: Индия дрейфует от России к США

0
22

Ход слоном: Индия дрейфует от России к США

Пентагон в своей новой военной стратегии для Индо-Тихоокеанского региона особое место отводит Индии. При этом сам Дели все больше смотрит в сторону США и Европы, нежели России. В этой связи некоторые аспекты американо-индийских и российско-индийских отношений проанализировал военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

В мае 1998 года Индия провела серию ядерных испытаний. Вашингтон немедленно объявил о широкомасштабных санкциях против Нью-Дели. Однако вскоре они были сняты, поскольку они наносили только ущерб экономическим и стратегическим интересам США в регионе. В 2006 году Вашингтон снял все ядерные ограничения с Индии. В США было решено установить с Индией отношения стратегического партнерства, предусматривающего в том числе усиление военно-технического сотрудничества и поставки Нью-Дели вооружения, военной и специальной техники.

Этот момент сразу отразилось на Москве. До этого СССР, а позднее и Россия работали с Индией в сфере военно-технического сотрудничества исключительно на уровне межправительственных соглашений. Поставки вооружения и военной техники Нью-Дели осуществлялись со стороны без всяких тендеров и конкурсов.

После этого американцы стали пытаться вытеснять конкурентов с индийского рынка. Но надо отметить, что и Нью-Дели давно дрейфовал в сторону США.

В течение последнего времени Россия проиграла в Индии шесть оружейных тендеров подряд, причем многие из них по просто необъяснимым причинам. Отечественные разработки, такие как самолеты-заправщики Ил-78МКИ, истребители МиГ-35, ударные и транспортные вертолеты Ми-28НЭ и Ми-26Т2, подводные лодки и ряд других образцов ВВТ уступили в разного рода тендерах и конкурсах иностранным аналогам.

Закупками дорогостоящих американских и европейских вооружений (военно-транспортных самолетов С-130J, С-17А и C295W, патрульных самолетов P-8I «Посейдон», истребителей Rafale, ударных вертолетов Aн-64D Apache, транспортных вертолетов CH-47 Chinook и пр.) Индия стремилась продемонстрировать как диверсификацию приоритетов в закупочной политике, так и расставить новые акценты в отношениях с западными странами.

Однако понять индийцев временами все же очень трудно. К примеру, в 2011 году из тендера на поставку 126 многоцелевых истребителей MMRCA на сумму в $10-12 млрд выбыл российский боевой самолет МиГ-35. А, между тем, в ходе конкурса индийской стороной было сформулировано одно из условий — истребитель-претендент должен совершить посадку на аэродром, находящийся на высоте 3500 м над уровнем моря и заглушить двигатели. Затем запустить силовую установку и произвести взлет.

READ  Не количество, а качество: назван способ похудения без голодания

Российская машина в полном объеме выполнила все условия — села на указанный аэродром, заглушила двигатели, затем запустила их и улетела. Французы же, к примеру, и вовсе отказались участвовать в этом мероприятии, но, тем не менее, впоследствии победили в тендере MMRCA.

Поражение отечественного Ми-26Т2 в индийском вертолетном конкурсе тоже не находит каких бы то ни было убедительных объяснений. Этот вертолет сейчас является самым грузоподъемным летательным аппаратом подобного типа, серийно производящимся в мире. На индийский тендер была предложена модернизированная версия Ми-26 — Т2, получившая новую авионику, обновленные двигатели, а также ряд других систем и по многим параметрам превосходящая американского конкурента. Свое превосходство над СН-47 Chinook отечественная машина более чем ярко продемонстрировала в Афганистане в октябре 2009 года, когда подбитый американский геликоптер был эвакуирован на внешней подвеске вертолета Ми-26.

Российским специалистам и поныне непонятно, кто с индийской стороны вскрывал конверты с именами победителей в ходе этих тендеров, вскрывал ли вообще, при каких обстоятельствах все это происходило, да и были в принципе какие-либо конверты.

В то же время сотрудничество между США и Индией продолжает нарастать очень быстро. В сентябре 2018 года Соединенные Штаты подписали с Индией соглашение в области военного сотрудничества -0 The Communications Compatibility and Security Agreement (COMCASA).

Это соглашение позволит Вооруженным силам Индии использовать имеющее высокую степень защиты оборудование связи, установленное на поставляемых в Индию американских боевых платформах. Это касается самолетов C-130J, C-17, других самолетов, а также вертолетов американского производства «Апач» и «Чинук», которые стоят на вооружении Индии. Такие системы позволяют получать доступ и к спутниковым каналам информации.

Кроме того, в 2016 году США подписали совместный с Индией меморандум о тыловом обеспечении. Документ позволяет американским и индийским военным проводить ремонт и дозаправку самолетов и боевых кораблей на военных базах друг друга.

Таким образом, США стремятся передать Индии максимальное количество новых технологий, чтобы вывести Нью-Дели на один уровень со своими ближайшими союзниками. Кроме того, представители Пентагона уже не требуют у Индии получения лицензий на экспорт на случай приобретения у США технологий двойного предназначения.

А в декабре 2018 года при содействии США Индия открыла Морской объединенный информационный центр.

READ  За границу с детьми по-новому

Все это оценивается российскими специалистами как по меньшей мере проникновение США во многие сферы индийской жизни.

Что касается ближайшего соседа Индии — Пакистана, то, как известно, он не так давно внесен в список стран, куда Россия может поставлять продукцию военного назначения (так называемый список № 2).

Первые образцы российского вооружения были поставлены Исламабаду в 1996-2004 годах. Это касалось нескольких десятков (около 70) многоцелевых вертолетов Ми-8. Крупный контракт на поставку авиационных двигателей РД-93, которые устанавливаются на истребители-бомбардировщики JF-17 Thunder совместной китайско-пакистанской разработки, был подписан в 2007 году. Затем ВТС с Пакистаном было несколько приостановлен.

Однако в 2014 году Россия и Пакистан возобновили военно-техническое сотрудничество, а в 2016 году провели первые в истории совместные учения «Дружба-2016». В прошлом году Москва поставила Исламабаду четыре ударных вертолета Ми-35 и два транспортных Ми-171.

В основном приостановки ВТС с Пакистаном происходили сугубо по политическим причинам, поскольку Пакистан иногда считают чуть ли не отцом современного международного терроризма, а Исламабад, между тем, страдает от его проявлений не меньше остальных стран. К примеру, только в июле прошлого года не менее 128 человек погибли в результате взрыва в провинции Белуджистан на юго-западе Пакистана и более 150 человек получили ранения.

Россия многое теряет экономически и военно-политически из-за того, что ограничивает себя в отношениях с Пакистаном, и, прежде всего, в поставках оружия. Делается это часто в угоду давнему российскому партнеру — Индии. Но ситуация в мире меняется, и Дели все больше смотрит в сторону США и Европы, в том числе в такой чувствительной сфере, как закупка оружия. В этих условиях России пора отказаться от стереотипов и идти на более тесный контакт с Пакистаном.

К примеру, потенциальный пакистанский спрос на закупки российских вооружений и военной техники составляет, по оценке специалистов Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), $8-9 млрд.

Учитывая, что в настоящее время портфель индийских контрактов оценивается в $14-15 млрд, это означает, что при отсутствии российских самоограничений на поставки продукции военного назначения в Пакистан, емкость этого рынка могла бы составлять 65% от стоимости индийских закупок в России.

Пакистан может стать покупателем обширной номенклатуры российских вооружений, в том числе тяжелых и средних истребителей, систем ПВО большой, средней и малой дальности, основных боевых танков и надводных кораблей.

READ  Нательный крест спас жителю Пензы жизнь

При этом, учитывая низкий уровень конкуренции на пакистанском рынке вооружений, на котором в настоящее время присутствует только КНР, Россия могла бы получить исключительно выгодные условия контрактов.

Пакистан не ставит вопрос об офсетных обязательствах, передачи технологий, локализации производства и прочих обременениях, которые стали де-факто стандартом на высококонкурентных рынках вооружений. Практика подготовки пакистано-китайских соглашений показала, что после принятия политического решения процесс подготовки коммерческих контрактов занимает буквально несколько месяцев, а порой и недель.

Еще со времен войны в Афганистане российское вооружение в Пакистане пользуется очень большим уважением и имеет отличную репутацию.

Это резко контрастирует с отношением к российской продукции военного назначения в индийских масс-медиа, которые постоянно создают вокруг российского вооружения атмосферу недовольства.

При этом в отношениях с Пакистаном России следует руководствоваться следующими принципами.

Во-первых, это должны быть поставки преимущественно оборонительных систем вооружения, а также средства для борьбы с терроризмом и обеспечения внутренней безопасности.

Во-вторых, в случае поставок ударных вооружений Москве предпочтительнее соблюдать сложившийся баланс сил Пакистана с Индией.

В-третьих, целесообразно поставлять Исламабаду системы вооружений, от закупки которых отказались индийские вооруженные силы, для которых эти системы оказались, по мнению Нью-Дели, недостаточно хороши. К числу подобных вооружений относятся истребители МиГ-35, российские боевые вертолеты всех типов, тяжелый транспортный вертолет Ми-26Т2.

Следует также иметь в виду, что даже в случае сохранения российских самоограничений на поставки вооружений в Пакистан, эта страна в любом случае приобретет необходимые ей вооружения.

Важно также подчеркнуть, что развитие отношений с Пакистаном, причем не только в области военно-технического сотрудничества, имеет не просто коммерческое, а принципиальное политическое значение.

Россия в отношениях с Индией должна добиться элементарного равноправия, поскольку Дели не ограничивает свое сотрудничество с США и Францией, которые являются поставщиками ключевых вооружений для ВВС и подводного флота Пакистана.

А в отношениях с Россией в Дели исходят из априорного предположения о недопустимости (с индийской точки зрения) развития российско-пакистанского военно-технического сотрудничества. Такая асимметрия недопустима и речь в данном случае идет о создании для России неравноправных условий на рынках вооружений.

Михаил Ходаренок — военный обозревательь «Газеты.Ru». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here