Как Следственный комитет пытается вернуть «Тольяттиазот» в цивилизованную экономику

0
58

Кормушка для узкого круга

Как Следственный комитет пытается вернуть «Тольяттиазот» в цивилизованную экономику

Следственный комитет России решил навести порядок в «заповеднике 90-х»: 16 мая 2019 года возбуждено уголовное дело по статье 210 УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем) фигурантами по которому проходят бенефициары и топ-менеджеры «Тольяттиазот». Уже в конце мая состоялся первый арест в рамках уголовного дела.

Как сообщают СМИ, 31 мая в Москве арестован председатель правления «Тольяттихимбанк» Александр Попов. Первый в череде тех, кого подозревают в организации ОПГ на уникальном российском предприятии. А в деле фигурируют и бывший «красный директор» «Тольяттиазота» Владимир Махлай, и его сын Сергей, унаследовавший завод в 2011 году, помощник Махлая-старшего по экономическим вопросам, а до того замглавы Комитета по имуществу Самарской области Александр Макаров, еще один директор Евгений Королев, и множество прочих помощников, бухгалтеров, оценщиков — А. Коренченко, О. Камашева, А. Виноградов, К. Балашова, А. Мизгирев, Л. Милосердова, А. Циви, Р. Хайбуллин и ряд других.

История превращения крупнейшего советского химического предприятия — «Тольяттиазота» (ТОАЗ) в кормушку для узкого круга лиц уходит корнями в приватизацию 90-х. И возможно лишь разборки вокруг другого местного гиганта – АвтоВАЗа не позволили государству навести порядок на «Тольяттиазоте» раньше, хотя химический гигант практически никогда не покидал страницы криминальной хроники.

Одно только расследование уголовного дела о мошенничестве на 84 млрд рублей тянется с конца 2012 г., и уже второй год рассматривается в Комсомольском районном суде Тольятти. Впрочем, возможно новое дело, начатое Следственным комитетом РФ об организации преступного сообщества на «Тольяттиазоте» ответит на вопросы о том, почему так долго и пока безуспешно расследуются дела, связанные с предприятием. Ведь не случайно среди фигурантов называются крупные самарские чиновники и местные милицейские начальники, которые оказывали покровительство владельцам завода. Например, тот же Макаров, как предполагается, покрывавший многочисленные нарушения приватизации предприятия, или один из бывших заместителей начальника УВД Тольятти, который ушел со службы, имея три элитные квартиры, и тут же был назначен на должность советника гендиректора ТОАЗа.

Очевидно, что подобные покровители решали для ТОАЗа многие вопросы административного и юридического характера, укрывая, как отмечается, членов ОПГ от претензий правоохранительных органов и способствуя закрытию уголовных дел.

К одним из таких относится, например, убийство Елены Поваляевой в 1997 году. На фоне прочих «разборок» в Тольятти оно долгое время оставалось не раскрытым и не понятным: кому, казалось, могла помешать работница эскорта. Лишь в 2012 году, уже отбывающий за другие преступления пожизненное наказание, ее убийца признался в содеянном и назвал заказчика. Оказалось, что Поваляева начала шантажировать Махлая-старшего, и тот приказал ее убить. Впрочем, достать Махлая уже оказалось невозможно, так как еще в 2005 году он и Александр Макаров бежали в Лондон.

СМИ связывают побег с уголовным преследованием, которое грозило им в связи с убийством в Тольятти журналистов-расследователей Валерия Иванова и Алексея Сидорова. В принципе история группировки давно написана, следователям СК надо лишь обосновать ее документами. Выяснить, например, чья подпись стоит на документах, разрешивших Владимиру Махлаю приватизировать крупнейший химкомбинат в стране по схеме, разработанной для малых предприятий, что позволило ему превратиться из «красного директора» в местного олигарха. Очевидно, подсказка, в карьере и скором обогащении того же Александра Макарова, по началу скромного чиновника областного КУГИ, а потом помощника гендиректора ТОАЗа по экономике.

Следственный комитет РФ намерен выяснить причастность к другим преступлениям бывшего руководителя волгоградского управления ведомства Михаила Музраева, который ранее был арестован как фигурант дела о покушении на губернатора указанного региона.

Правда, помощи одного лишь Макарова было мало. Часть акций завода, которые по схеме приватизации завода пришлось отдать его рабочим, тоже как-то надо было собрать в своих руках. В большинстве случаев, у финансово безграмотных рабочих, которые ничего не понимали в акционерных делах, зато при дикой инфляции 90-х остро нуждались в деньгах, акции удавалось выкупать за бесценок. А вот с теми, кто не хотел расставаться с акциями родного предприятия, или требовал больше «положенного», разговор был уже другой – шантаж, угрозы, избиения.

Когда же Махлай понял, что единичная скупка неэффективна, к его «команде» присоединились новые люди, а в дело пошли новые схемы. Так многие акционеры ТОАЗа не получили за свои акции ни копейки, однажды просто исчезнув из реестра акционеров.

Видную роль в этом, как сообщается, сыграли Евгений Королев и Ольга Камашева. Королев, поднимаясь по служебной иерархии в структуре «Тольяттиазота» параллельно вел реестр и акционеров предприятия, что является прямым нарушением закона. Предотвратить нарушение должны были Макаров и его преемники, но с ними уже все, в общем-то, понятно. В результате, при полном бездействии контролирующих органов, Королев и Камашева просто вычеркнули из реестра миноритарных акционеров. Среди них, кстати, были не только рабочие и служащие завода, упорно отказывавшиеся продавать свои акции, но ирландский инвестор – Eurotoaz Limited, вложивший в ТОАЗ $20 млн. в обмен на 10% акций предприятия.

Только Eurotoaz Limited, по оценкам следствия, понес ущерб более чем 700 млн рублей. И это лишь промежуточная цифра, которая не учитывает до конца дивиденды, которые инвестор мог бы получать, начиная с 1997 года, изменения курсовой стоимости акций, валютные изменения на рынке. Суммарный же ущерб нанесенный Королевым миноритарным акционерам ТОАЗа вряд ли вообще когда-то будет оценен. Сам же Королев бежал за границу чуть позже хозяина – в начале 2013 г.

Впрочем, Королев, до отъезда занимавший уже пост генерального директора химкомбината, покинул страну лишь после того, как выполнил еще одну важную задачу Махлая по выводу активов «Тольяттиазота» в пользу аффилированных с Махлаем компаний.

После бегства Махлая из страны в 2005 году целое подразделение его группы, состоявшее из бухгалтеров, оценщиков, руководителей подставных компаний в течение нескольких лет провело несколько сотен сделок по продаже за бесценок наиболее ликвидных активов «Тольяттиазота». За пять последующих лет из состава действующих производственных активов «Тольяттиазота» был незаконно выведен самый современный на предприятии агрегат аммиака (№ 7). За бесценок было продано в общей сложности 16 зданий и сооружений и свыше 500 единиц производственного оборудования. При рыночной стоимости не менее 10 млрд рублей ТОАЗ получил за все менее 100 млн.

В 2010 году «ТОАЗ» потерял и метанольное производство – установка мощностью в 450 тыс. тонн в год вместе с земельным участком была незаконно продана тому же «Томету» за 132 млн руб. Ущерб предприятию от этой сделки составил более 200 млн руб.

Этими активами завладело ООО «Томет» во главе с директором Хабибуллиным. Владельцем же ООО, как сообщают СМИ, являются гонконгские офшоры, бенефициаром которых в свою очередь является швейцарский сообщник Махлая Андреас Циви. Первые сделки с ООО «Томет» со стороны ТОАЗа заключал Александр Макаров. Позже сделки заключал уже Королев, который, например, в 2010 году за бесценок продал «Томету» метанольное производство.

Еще 18 сентября прошлого года Басманный суд Москвы заключил под стражу оценщика Александра Коренченко, обеспечившего незаконный вывод имущества, занизив его стоимость в 100 раз. В свою очередь исполнявший обязанности гендиректора завода Алексей Виноградов на допросе в Комсомольском районном суде г. Тольятти заявил, что не подписывал большую часть договоров купли-продажи. И экспертиза подтвердила, что подписи и печати на договорах поддельные.

Кстати, Комсомольский суд Тольятти рассматривает сейчас крупнейшее в стране дело о мошенничестве в рамках которого обвиняются оба Махлая, Королев и Циви. Речь, в частности, идет о сделке, в рамках которой две самарские фирмы: «Контаз» (учредитель – сестра Владимира Махлая — Раиса Голованова) и «Родничок» (учредитель – близкая знакомая Махлая Валентина Семенова) в 2008 году продали по номиналу — 1 руб. за акцию кипрскому офшору Borgat Investments Limited свои пакеты акций ТОАЗа. «Родничок» за пакет, рыночная стоимость которого оценивается в 1,15 млрд рублей, выручил 1,7 млн., а «Контаз» вместо 576,8 млн рублей получил 861 408 рублей соответственно. В общей сложности родственники Махлая недоплатили только налогов государству на 327 млн рублей.

Но и этого Махлаю и компании было мало, и они еще и, как убеждено следствие, воровали продукцию ТОАЗа, что и стало первым пунктом обвинений в постановлении на арест председателя правления «Тольяттихимбанка» Александра Попова, который сменил на этом посту Махлая-младшего, которого, в свою очередь, называют единственным владельцем банка.

Именно «Тольяттихимбанк», по версии следствия обеспечивал финансовую базу для совершения и сокрытия преступлений ОПГ Махлая, помогая ему, в частности, выводить средства из страны и скрывать их от налогов, отмывать похищенные денежные средства, заниматься их обналичиванием, в том числе, и для подкупа чиновников и сотрудников правоохранительных структур, без которых все эти схемы просто не могли бы существовать столь долго. Теперь Следственный Комитет намерен прервать финансовую подпитку преступного сообщества и навести порядок на «Тольяттиазоте» вернув предприятие в цивилизованную экономику из заповедника 90-х, где оно до сих пор пребывает, благодаря стараниям скрывшихся в Лондоне владельцев предприятия.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here