Как «Транснефть» может заработать на загрязнении экспортной трубы

0
41

Разбавить и снова продать

Как «Транснефть» может заработать на загрязнении экспортной трубы

Прошло два месяца с момента «заражения» нефтепровода «Дружба» хлорорганикой. Однако у нас до сих пор нет ответов на ключевые вопросы о причинах и последствиях этого ЧП. На днях зафиксировано повторное загрязнение, которое вряд ли можно списать на случайность. Поэтому пора найти рациональное объяснение событиям, происходящим на инфраструктуре государственной нефтетранспортной монополии. Похоже, что ключевое слово здесь – «деньги».

Новое загрязнение экспортного нефтепровода зафиксировано на участке между Белоруссией и Польшей. Точечная проба, отобранная 19 июня в 15:00 на пропускном пункте «Адамова застава», выявила превышение содержания хлорорганических соединений в 6 раз – 60 ppm (частиц на миллион) при нормативе 10 ppm. В результате этого польский оператор «Дружбы» концерн PERN приостановил прокачку нефти на Запад.

После апрельского происшествия руководство «Транснефти» уверяло, что ситуация взята под контроль и качество прокачиваемого сырья проверяют чуть ли не ежеминутно. Если это так, то каким образом могло случиться повторное «заражение» нефти хлорорганикой? В прошлый раз глава компании Николай Токарев говорил о некоей диверсии, теперь во всём обвиняют белорусов. Якобы у тех не сработали какие-то заглушки, и потому десятки тонн находившегося у них дихлорэтана хлынули в экспортную трубу.

Мы попытались найти другие версии случившегося. Одну из них озвучил директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко. По его словам, рецидив с загрязнением нефтепровода можно считать подтверждением слухов о кулуарных переговорах «Транснефти» с польскими партнёрами. Речь идёт о возможном создании на территории Польши так называемых «хлорных банков» – специальных центров по компадуированию (смешиванию) загрязнённого сырья с качественной нефтью. Вполне возможно, что происшествие 19 июня могло быть опережающей поставкой сырья для этих «хлорных банков». Поляки остановили прокачку, поскольку не все вопросы ещё урегулированы.

«Но кому-то не терпится начать бизнес, суть которого в том, чтобы получить с дисконтом от компаний необходимые объёмы «грязного» сырья, а затем за счёт стандартной российской нефти улучшить его качество», – предполагает Олег Бондаренко.

Именно эти кулуарные переговоры и могут быть объяснением тому, что за прошедшие недели никто так и не сказал правду о том, что происходит и что будет происходить дальше с миллионами тонн «грязной» нефти, попавшей в трубопроводную систему в апреле.

Путаница в показаниях

Руководство «Транснефти» уверяет, что проблема решена и с 1 июля поставки по трубе будут восстановлены, а всю «грязную» нефть откачают в Новороссийск. Между тем радиостанция Deutsche Welle приводит иные данные со ссылкой на конкретных российских сотрудников той же «Транснефти».

«Мы приняли 80 тыс. тонн «грязной» нефти – и всё», – сообщил немецким журналистам гендиректор её дочерней структуры – компании «Черноморсктранснефть».

О чём глава «Транснефти» Николай Токарев не доложил главе государства

По словам вице-президента «Транснефти» Сергея Андронова, в июне будет принято ещё около 35 тыс. тонн, плана на июль нет. Если всё так, то из всего объёма загрязнённой нефти в Новороссийск попадёт не более одной десятой части. Хотя, по данным белорусского «Белнефтехима», «на территорию России уже вытеснено реверсом примерно полмиллиона тонн «грязного» сырья. Где остальное?

Разнящиеся данные о расположении загрязнённой дихлорэтаном нефти – не единственная нестыковка. «Транснефть», согласно информации в открытых источниках, начала прокачку качественной нефти по трубопроводу, и некоторые европейские заводы уже подтвердили получение чистого, незаражённого сырья. Однако, как сообщил журналистам президент Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Примакова РАН Александр Дынкин, эти НПЗ работают сейчас не на полную мощность. Соответственно, вопрос о том, в каких объёмах восстановлена прокачка, остаётся открытым.

По мнению Александра Дынкина, есть основания полагать, что функционирует только одна из четырёх ниток «Дружбы». Сам по себе этот факт можно расценивать как позитивный. Но потребителям российской нефти в Европе этого явно недостаточно, они продолжают терпеть убытки из-за вынужденного простоя. Эксперт отметил, что конкретный график ввода всех четырёх ниток трубопровода не обнародован. Равно как и предварительные причины загрязнения, и меры, предпринятые «Транснефтью», чтобы не допустить подобные ситуации в будущем.

Дынкин добавил, что дополнительные вопросы вызывает предложение компании под руководством Николая Токарева передать ей на баланс корпоративные пункты сдачи нефти. «Транснефть» хочет получить эти узлы бесплатно или готова их выкупить? Как в таком случае должны вести себя добывающие компании? Следует ли им по-прежнему проверять качество своей нефти?

К слову, затраты на ежедневный контроль качества сырья, который якобы намерена обеспечить монополия, не заложены в её бюджет. А значит, в будущем она может поднять тарифы на перекачку нефти, то есть заплатят за всё в итоге отечественные поставщики.

Во сколько нам это обойдётся?

Среди пострадавших от загрязнения «Дружбы» — как российские, так и зарубежные компании. Некачественное сырьё попало в Белоруссию, Польшу, Германию, Венгрию и другие государства. Официально общую сумму ущерба, как и объём компенсаций потребителям и поставщикам российской нефти, «Транснефть» не называла. Отраслевые эксперты сходятся во мнении, что суммы ущерба и компенсаций могут составить от сотен миллионов до миллиарда долларов и выше.

«Среднемесячные поставки по «Дружбе» варьируются в среднем в пределах 4,2 млн тонн в месяц. Это значит, что итоговый простой повлечёт за собой сокращение поставок на 15 млн баррелей Urals, что составляет примерно 1 млрд долларов выручки российской нефтянки. То есть в совокупности с затратами «Транснефти» на очистку «Дружбы» и компенсацией партнёрам по контрактам можно ожидать даже большей цифры», – посчитал аналитик «БКС Брокер» Константин Карпов.

Объём потерь российских и иностранных потребителей пока не озвучен, но очевидно, что сумма растёт с каждым днём, и непонятно, когда это закончится. Старший аналитик WMT Валерий Андрианов отмечает, что «Транснефти» и её партнёрам ещё предстоит решить вопрос, кто и каким образом будет освобождать вторую часть трубы. При этом загрязнённую нефть, стоящую в пресловутых резервуарах, тоже необходимо вывозить – и здесь снова вопрос логистики: пытаться частями отправлять нефть по тому же нефтепроводу? Но куда? Кому? Не отправлять же всё это по железной дороге! Кто будет покрывать такие затраты?

Одним из ключевых моментов во всей этой истории может быть то, что «Транснефть» предлагает потребителям ввести универсальный дисконт в 15% от стоимости загрязнённого сырья. Олег Бондаренко называет эти условия неприемлемыми, поскольку убытки у всех – отправителей, грузополучателей, нефтепереработчиков – складываются по-разному. Объяснить такое странное предложение, по мнению эксперта, можно тем, что компаундирование является источником неподконтрольной прибыли «Транснефти».

Бывший заместитель начальника антикоррупционного управления МВД Дмитрий Захарченко, которого обвиняют в коррупции, заявил в суде о том, что рассчитывает на оправдательный приговор из-за тяжелой работы в полиции.

«Обозреватель Deutsche Welle, — говорит Бондаренко, — уловил ключевую фразу, сказанную Токаревым в беседе с президентом, о необходимости компаундирования, но не понял, похоже, ее глубокого политико-экономического смысла». «Реальная практика состоит в том, — поясняет эксперт, — что стандартная российская нефть, добываемая компаниями-отправителями, изымается из трубы и перекидывается на бесконечное множество – десятки и сотни – мини-заводов, которые прилепились к «Транснефти». Там из нее извлекаются легкие фракции, а назад в трубу сливаются отходы низкотехнологичной перегонки, непереработанные остатки нефтехимического производства и посторонние примеси, разбавленные растворителями. Отсюда – обнаруженный поляками хлороформ и прочие ингредиенты нефтехимии, которых ни при каких обстоятельствах не может быть в добычной нефти. Вот что такое компаундирование в терминологии «Транснефти». Это слово объясняет, что происходит и будет происходить с «грязной» нефтью. Сама ситуация с «Дружбой» – прямой результат компаундирования. При этом публично объявляется, что единственным средством устранения результатов компаундирования является, представьте себе, компаундирование. Мастерство «Транснефти» в том, что, попав в скандальную ситуацию, она технично и последовательно превращает ее в источник извлечения дополнительной выгоды для себя».


Когда 3 млн тонн грязной нефти всё-таки будут смешаны с чистой и отправлены потребителю, выручка от неожиданно выросшего из-за «диверсии» объёма экспорта будет зачислена на счета нефтетранспортной монополии.

Эксперты считают, что процесс этот может занять два-три года, и потому европейские потребители опасаются новых проблем с сырьём – что будет, если что-то не так смешают? Очевидно, что помимо коммерческих аспектов в ситуации с загрязнением нефти в трубопроводе «Дружба» есть и проблемы имиджевого характера. Историю с загрязнением нефтепровода «Дружба» моментально подхватили западные СМИ и активисты, заточенные на борьбу с так называемой энергетической экспансией России.

КСТАТИ

По данным РБК, в деле о загрязнении нефти в экспортном трубопроводе «Дружба» появились новые фигуранты – четыре сотрудника компании «Транснефть-Дружба» (100-процентная «дочка» «Транснефти»). Ранее СМИ сообщили, что «Транснефть» была уведомлена о проблеме «грязной нефти» задолго до того, как 19 апреля «Белнефтехим», оперирующий Мозырским НПЗ в Белоруссии, заявил о резком росте содержания хлорорганики в сырье. Ещё 2 апреля была остановлена нефть, идущая по низкосернистому трубопроводу на Волгоградский НПЗ. Ряд экспертов заявили тогда, что практика вливаний в трубу разбавленной нефти может объясняться только необходимостью скрыть хищения».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here