— Может, сдаться? – спросили Путина. – Чтобы экономике стало хорошо?

0
55

— Может, сдаться? – спросили Путина. – Чтобы экономике стало хорошо?

Если точнее, вопрос звучал так:
— …иногда звучат призывы со всеми помириться. Вот если представить, что Россия выполнила вообще все требования Запада, со всем согласилась. Это что-то даст нашей экономике?

— Во-первых, что значит «помириться»? Мы ни с кем не ругались…, — ответил Путин.

— Во-вторых, что это даст и чего не даст, и что мы теряем?
http://kremlin.ru/events/president/news/60795

И тут оказалось, что в Кремле уже всё подсчитали.
Потери от санкций меньше, чем у партнеров.
Выгоды даже представить себе было нельзя.

Россия недополучила от рестрикций $50 млрд.
Евросоюз потерял $240 млрд (получился ответ ЕС, Федерика Могерини как раз вчера заявила, что агропромышленный рынок ЕС адаптировался к российским контрсанкциям – видите, тема важная, больная, — но сумму потерь не назвала).
США — $17 млрд.
Япония — $ 27 млрд.

А перечисление положительных моментов Путин начал неожиданно.

— Во-первых, мы должны были (и мы это сделали) включить мозги…, — сказал президент.
Вот так!

В результате получились такие выгода:
— …программы так называемого импортозамещения – 667 миллиардов рублей;
— создано морское двигателестроение, которого в России никогда не было («Оказалось, что недостаточно уметь производить двигатели вообще, а морские двигатели – это особая история, это отдельная наука, отдельная отрасль, отдельная компетенция»);
— есть достижения в транспортном машиностроении, энергетическом машиностроении, в сельском хозяйстве (с/х экспорт прошлого года – $25,7 млрд).

О сельском хозяйстве Путин даже заметил, что если бы о возможности такого экспорта ему сказали 10 лет назад, то он рассмеялся бы в лицо, пожал бы руку, поблагодарил за добрые намерения и проводил бы до двери.
Так что, судя по этим словам, можно говорить о ментальной революции в Кремле: никто не верил в возможности российского производства, а теперь в верхах знают, что всё возможно.
Даже хотят увеличить с/х экспорт до $45 млрд к 2024 году.

Кроме реальных полученных выгод есть и другие ограничения на примирение с Западом.
Путин в него просто не верит.

Он сказал:
— Теперь по поводу того, если мы, – о примирении речи не идет, – если мы полностью сдадимся и наплюем на свои национальные, фундаментальные интересы, будут ли какие-то изменения. Может быть, какие-то внешние сигналы будут, но кардинально ничего не изменится.
И привел в пример Китай, который давят тарифами и прямыми преследованиями технологических компаний, например, компании Huawei.

Значит, что?
«…лучше жить в нормальных экономических условиях и руководствоваться какими-то общепринятыми и выполняемыми всеми правилами».
Но «если мы хотим занять достойное нас место под солнцем, мы должны просто становиться сильнее, в том числе и прежде всего в сфере экономики».

В сфере экономики, обратите внимание.
Путин хочет становиться сильнее прежде всего в сфере экономики.

Мой Телеграмм-канал
Мой Фейсбук
Мой Яндекс Дзен

Мой Яндекс Дзен по психотипологии

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here