Падение доверия к силовикам как новый вызов для Путина

0
38

 

«Прямая линия» с президентом: пожар потушен, кризис не закончен

Судя по прогнозам метеорологов, «Прямая линия» Путина с народом 20 июня пройдет на фоне очень жаркой погоды. Но это будет не тот вид «жары», который является опасным для президента. Благодаря стремительной игре Кремля на опережение разгоревшийся было из-за дела Голунова неожиданный политический пожар удалось загасить. Но если во власти есть те, кто выдохнул с облегчением и подумал что-то вроде «все закончено, забудьте!», то эти люди очень сильно ошибаются.

Падение доверия к силовикам как новый вызов для Путина

фото: kremlin.ru

На самом деле ничего еще не закончено — все только начинается. От локального политического пожара сейчас действительно остались лишь слабо тлеющие головешки. Но вызвавшая этот пожар общая кризисная тенденция никуда не ушла. Россия столкнулась с такой опасной для самих основ ее государственности тенденцией как массовое общественное недоверие к правоохранительным структурам. ВВП в этот четверг не просто будет должен сказать что-то успокаивающее на эту тему. Президент обязан — именно обязан, я настаиваю на этой формулировке — показать обществу дорогу вперед, наглядно продемонстрировать, что высшая власть понимает всю серьезность и глубину проблемы.

Что является самым опасным и разрушительным для чувства патриотизма? С моей точки зрения, это неохотное и болезненное признание того факта, что твоя любовь к своей стране не является взаимной, что реальная жизнь в твоем государстве не построена по принципам права и справедливости. Я не слишком хорошо знаком с ситуацией внутри наших силовых структур и поэтому воздержусь от каких-либо обобщений. Но имею полное моральное право говорить о настроениях, которые доминируют сейчас внутри нашего общества.

А настроения эти таковы: силовые структуры вызывают у граждан страх — страх и чувство своего полного бессилия. Конечно, применительно к делу Голунова это чувство в конечном итоге оказалось неоправданным. Но это воспринимается как из ряда вон выходящий случай, как исключение, которое лишь подтверждает правило.

Может показаться, конечно, в нашей нынешней ситуации нет ничего принципиально нового. История нашей страны не дает особых оснований для оптимизма. Возьмите почти любую нашу прошлую историческую эпоху, и вы обнаружите, что англоязычная формулировка «rule of law» (верховенство закона) применима к ним лишь с очень большими оговорками. Страх перед силовиками, для которых закон не писан, является для нас привычным (не хочу употреблять термин «нормальным») состоянием. Непривычно для нас как раз отсутствие такого страха. Но это ощущение, что под российской луной нет и не может быть ничего нового, обманчиво. Новое, с моей точки зрения, заключается в том, что в данный конкретный момент времени кризис общественного недоверия к силовым структурам превратился в дополнительный мощный тормоз развития страны.

Те возможности двигать экономику страны вперед, которые были у Путина в начальный период его правления в первые годы нового века, в значительной степени сейчас для России закрыты. Применительно к сегодняшней реальности формулировка «заграница нам поможет» фактически является оксюмороном (сочетанием несочетаемого).

Страна может рассчитывать только на свои собственные внутренние резервы роста. Но, чтобы задействовать эти резервы, необходима уверенность — уверенность в том, что в России наличествуют понятные и прозрачные правила игры. Но вот как раз именно такой уверенности у нас нет — нет у всех, не только у простых граждан, но и у той части общества, которую с завистью принято называть элитой. Не верите? Тогда давайте поговорим о деле Мурзаева, которое в глазах представителей политической элиты российского общества является не менее громким и скандальным чем пресловутое дело Голунова.

Михаил Мурзаев почти 11 лет возглавлял в Волгоградской области Следственный комитет и на протяжении большой части этого периода считался самым могущественным человеком в регионе. Очень многие представители местной верхушки при его «любезном содействии» отправились в места не столь отдаленные. А недавно арестовали и самого Мурзаева — за попытку убийства семьи ныне действующего губернатора региона. С одной стороны, вроде бы хэппи-энд. Все потенциальные жертвы живы, человек, которого подозревают в организации покушения, за решеткой. Но 11 лет — не слишком ли это много для того, чтобы вычистить из рядов следственного начальства «сорный элемент»?

Невооруженным взглядом видно, что внутри российской системы наличествует разбалансированность. Абсолютная необходимая для успешного функционирования любого государственного механизма система сдержек и противовесов сильно искривлена. Об этом свидетельствует и смехотворное число оправдательных приговоров, и множество других признаков. В «тучные годы» все эти опасные явления, возможно, были не так заметны. Но сейчас они выдвигаются на первый план. И благополучный исход дела Голунова никоим образом не ломает эту тенденцию.

Как рассказал мне один из близких соратников Путина, в ходе своей «Прямой линии» ВВП «намерен сконцентрироваться на вопросах, которые реально волнуют и интересуют граждан. Президент покажет, что он по-прежнему «в теме» и в курсе всего и по-прежнему находится на пике своей интеллектуальной и политической формы». Никаких громких политических решений при этом на «Прямой линии» обнародовано не будет. Но этого, как мне кажется, и не требуется. Что от президента требуется, так это честный и откровенный разговор на тему, которая несомненно «волнует граждан» — тему кризиса общественного доверия к силовым структурам. Посмотрим, насколько глубоко ВВП погружен в эту проблематику. Сам по себе кризис точно не рассосется. И точечным тушением особо зрелищных пожаров проблему тоже не решить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here