Эльдар Муртазин: «IT-проект должен привлекать людей понятной идеей, а не деньгами» — Блокнот Россия

0
84

Эльдар Муртазин: «IT-проект должен привлекать людей понятной идеей, а не деньгами» - Блокнот Россия

Известный российский журналист, аналитик и эксперт рынка мобильных технологий Эльдар Муртазин считает, что только чистая, незамутнённая идея поможет российским социальным сетям и видеохостингам привлечь больше пользователей. А для этого надо научиться разговаривать на их языке, а не навязывать собственные условия игры.

Об этом и многом другом Эльдар Муртазин поговорил с основателем и директором по разработке социальной сети ЯRUS Дмитрием Илюхиным и руководителем проекта Иваном Добровольским в офисе компании, а также ответил на вопросы пресс-службы.

Эльдар Викторович, социальная сеть ЯRUS – новый проект. Как вы считаете, сколько времени необходимо IT-стартапу, чтобы стать узнаваемым?

На мой взгляд, первые 2 года от интернет-проекта не стоит ждать, что он утвердится в головах людей. Если, конечно, у вас нет огромных средств, чтобы сразу «залить» рынок деньгами, но это вряд ли сработает. Самый важный вопрос, который надо поставить перед собой: что вы делаете, для кого и насколько вам самим это интересно. Если создатели проекта сами не являются целевой аудиторией своего продукта, можно ставить на нем крест. Значит, это не искренний, не настоящий проект.

Идея ЯRUS – объединить людей по интересам, предлагать им только полезный контент. А как вы считаете, что нужно, чтобы стать социальной сетью нового поколения?

Зависит от того, на кого вы ориентируетесь. Главное ответить на вопрос «про что это»: заработать денег, оставить след в истории, победить Вконтакте. Тогда это понятная история. А когда это просто еще одна соцсеть с более яркими кнопочками, это вообще никому не нужно.

Можно ли решить вопрос монетизацией? Возможно, начни условный Rutube платить блогерам, как раньше YouTube, его аудитория начала бы расти ускоренными темпами.

Дело не в этом. Они могли бы вообще не платить. Монетизация, на мой взгляд, дело десятое для привлечения на свою платформу. Проблема в том, что там нет живых людей. Не всеми движет желание заработать. Куда важнее иметь четкую идею, которую можно конвертировать в людей. Мотивирует часто желание чем-то поделиться, найти тех, кто думает, как ты. Понятная, чистая, незамутнённая идея. Что происходит, когда монетизация становится главной идеей, можно хорошо проследить на примере Дзен, где целая армия авторов создавала шаблонные, полужелтые статьи. Воспитать из них качественных авторов уже невозможно. Поэтому монетизация в Дзен больше не работает.

А какие перспективы у российских видеохостингов?

На данный момент никаких. Наши видеохостинги не хотят слышать ничего про рынок, они хотят объяснить пользователю, как правильно, но он спорить не будет, а просто уйдет туда, где ему комфортно и привычно. Большинство российских сервисов на словах заявляют, что пользователь стоит во главе угла, а на деле даже не хотят и не умеют с ним коммуницировать.

На ваш взгляд, есть ли в России IT-мощности для полной замены иностранных видеохостингов, чтобы жители страны могли быть уверенными, что их видео всегда будет доступно для просмотра нашим соотечественникам? 

На сегодня у нас нет достаточного количества дата-центров для хранения того объема информации, которая есть на YouTube от российских пользователей. Если мы захотим его перенести, у нас для этого не хватит серверов. Тот же Rutube нарастил мощности, но на порядок уступает YouTube. Но основная проблема не в этом. Это соревнование с прошлым. YouTube уже состоялся. Создание любого клона чревато тем, что можно получить часть пользователей, но успешным стать не получится. Потому что все знают, что есть оригинал. YouTube сегодня практически заменил телевизор. Он будет пользоваться спросом в России даже после блокировки.

Что нужно, чтобы в России появились достаточные IT-мощности?

С точки зрения дата-центров все просто. Что-то приносит деньги – вы масштабируетесь. Основная задача всех интернет-компаний и стартапов — четко сформулировать экономическую модель развития. Увы, но самая популярная модель сегодня продавать рубль за 75 копеек имеет большой изъян. Вторая цель – заинтересовать людей в условиях постоянно меняющихся концепций. Превратить их в своих соратников, заинтересовать их той самой чистой идеей.

Какую роль государства вы видите в этом?

Государство может давать деньги, устанавливать правила игры, но оно не может прийти к пользователю и сказать – с завтрашнего дня вы смотрите только Rutube и все. Даже если примут такой закон, вы не будете его смотреть из принципа. В нашей стране государство, скорее, для проекта играет негативную роль. Есть проекты другого толка, которые так или иначе связаны с государством. Например, электронный дневник школьника.

Чем сейчас государство помогает IT-индустрии?

IT-индустрия у нас находится в приоритетном положении. Государство создает рабочие места. Свежий пример — указ о создании отделов IT-безопасности во всех госструктурах. Это примерно 40 тысяч новых рабочих мест. Понятно, что эти специалисты будут не очень высокого уровня, но начнется эволюция, в результате которой квалификация кадров будет расти. Не будем забывать и про налоговые льготы для ряда IT-компаний.

Многие чиновники и госструктуры до сих пор используют запрещенные в России социальные сети. А ведь это еще и небезопасно с точки зрения «слива» данных недружественным государствам. Например, все данные пользователей ЯRUS хранятся на российских серверах в «закрытом» контуре. Как вы считаете, не противоречит ли это интересам государства?
Чиновники — такие же люди, как мы с вами, и они очень разные. Кто-то патриот, кто-то западник. Условный Инстаграм для него это актив, который ему больно терять. Почему люди не хотят отказываться, понятно. Тем более, реального наказания за это нет. Наше государство жесткие меры не приемлет, поэтому вроде как запрещено, но пользоваться можно. Это гибкая и открытая позиция. Можно ли их запретить в России? Да, но они и так загибаются.

Фото: Пресс служба ЯRUS

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here