«Они довели, и я не жалею»: стали известны подробности об адлерском стрелке и убитых им приставах

0
200

«Они довели, и я не жалею»: стали известны подробности об адлерском стрелке и убитых им приставах

Резонанс на всю Россию спровоцировала кровавая драма, разыгравшаяся а Адлере, где 61-летний местный житель Вартан Кочьян застрелил двух судебных приставов, которые, имея на руках постановление суда, пришли проследить за сносом принадлежащего ему самостроя.

Ситуаций, подобных той, из-за которой все это произошло, по стране найдется немало: немолодой человек, с детских лет живущий на «родительской» земле, столкнулся с тем, что искренне считает самоуправством властей, и не может смириться с потерей этой земли всего на ней построенного. Об этом рассуждает сам Вартан в «интервью», которое он дал соседу сразу после убийства приставов – и до приезда силовиков, которым сдался.

«Это родительская земля, пролилась кровь, да будет так», – заявил Кочьян, стоя перед камерой. Он утверждает, что его «довели» городские власти, с которыми ему пришлось долго судиться (и тяжба так и осталась незавершенной – следующее заседание должно было состояться 23 июня). По словам мужчины, когда «власть сменилась», на его владения позарились влиятельные люди, и ему намеренно не дали переоформить землю по закону.

«С четырех лет я в этих домах живу. Они довели — не давали землю оформить. <…> Негодяи. Не все продается, если продается, то я ничего не продаю. Это мое. Это земля моих родителей, моих детей. Мне 61 год, и я не жалею. Не хотелось так, конечно», – с поразительным спокойствием объяснял Кочьян, глядя в сторону от объектива.

По другую сторону оказались 30-летний Андраник Матевосян и 31-летний Альберт Агозян – судебные приставы, которые по долгу службы были обязаны исполнить постановление Адлерского городского суда о сносе незаконной постройки. У Агозяна осталась молодая жена: мужчина сыграл свадьбу минувшей весной. С Кочьяном оба, разумеется, не были знакомы. Но он хладнокровно, судя по видео, застрелил обоих – только лишь за то, что «принесли дурную весть».

«Они довели, и я не жалею»: стали известны подробности об адлерском стрелке и убитых им приставах

Пострадал еще один человек – рабочий, который должен был участвовать в сносе самостроя. Он получил легкое ранение, госпитализация ему не потребовалась.

Отдельная история – видео с места событий. Сначала в интернете появилось «интервью» с Кочьяном, которое кто-то из его соседей снял на смартфон сразу после двойного убийства. Спокойствие, с которым держался и говорил мужчина, граничило с равнодушием – хотя, возможно, это был просто шок.

Такое же дикое впечатление производит запись, на которой запечатлено двойное убийство: Кочьян с ружьем топчется на месте, потом стреляет в приставов и застывает неподалеку от трупов, над которыми суетятся люди. Вооруженного убийцу окружают многочисленные свидетели – и никто из них не бежит, не прячется, не выказывает страха. Судя по всему, все они были там и раньше, когда прогремели выстрелы, но никто не попытался предотвратить преступление.

Впрочем, если копнуть эту историю поглубже, в ней обнаружится еще больше смертей и безразличия. На земле, которую Кочьян называет «родительской», готов защищать с незарегистрированным охотничьим ружьем в руках и считает, что она стоит двух человеческих жизней, находятся незаконные постройки. И если некоторые из них (дом, магазин) никаких проблем не создают, то другие – очень даже.

По тому же адресу – на улице Просвещения, 81 – находился «Гостевой дом», который в 2018 году вспыхнул и сгорел, как пластиковая коробка. Там располагалось кафе-шашлычная, где, как выяснили эксперты МЧС, загорелся мангал, а потом пламя перекинулось на примыкавший к помещению самострой-гостиницу. Погибли три человека, включая ребенка. Выяснилось, что постройка была обшита пластиковым сайдингом, который при горении выделял ядовитый дым. Этим дымом и отравилась семья, спавшая на втором этаже. Еще три человека пострадали, один из них получил травмы, выпрыгнув из окна.

Жители Адлера расходятся во мнениях по поводу того, как относиться к подобным «землевладельцам» и их бизнесу. Многие, как и Кочьян, считают, что люди, живущие на «своей» земле годами, должны иметь право легализовать эту собственность и продолжать ею пользоваться, а «жадные» власти, препятствуя этому, просто хотят прибрать землю себе.

В этом есть доля правды: за последнее время недвижимость в Сочи по ценам приблизилась к Дубаю, а лакомые кусочки пространства поближе к морю ценятся на вес золота. Признать владение незаконным, а постройки на его территории самостроем (как в случае с гаражным кооперативом, магазином и домом Кочьяна) – самый простой и дешевый путь. Правда, в данном случае ценой оказались две человеческие жизни.

Распространено и мнение о том, что такие люди, как Кочьян, за пафосными словами о «родительской земле» скрывают вполне конкретные корыстные побуждения: у них построены различные бизнес-объекты типа мини-отелей или хостелов, гаражи и нелегальные надстройки над ними, «самопальные» магазины, автосервисы, автомойки и прочее. Как правило, эти здания не соответствуют никаким нормам безопасности. Борьбу с ними сочинские власти начали еще накануне Олимпиады 2014 года – и составленный ими список включал немало объектов на той самой адлерской улице Просвещения.

Житель Адлера Вартан Кочиян открыл огонь по судебным приставам, которые пришли к нему с постановлением Адлерского городского суда. Оно касалось сноса принадлежащего мужчине магазина, расположенного в доме №81/8 на улице Просвещения. На здании накануне появилось соответствующее объявление от ФССП.

Напомним, в 2017 году в больнице Екатеринбурга умер судебный пристав Сергей Дмитриев, который осенью 2016 года получил травму головы от брошенной с балкона бутылки из-под дорогого виски. Обвиняют в произошедшем 41-летнего местного бизнесмена Виталия Сиволапа, к которому как раз и шел пристав.

В 2016 году москвич застрелил своего знакомого, который пришел требовать просроченный долг вместе с судебными приставами. Он также ранил одного из сотрудников ФССП.

А в 2015 году жительница Уфы, которая набрала кредиты на внушительную сумму и отказывалась гасить, наехала на автомобиле на приставов, которые пришли арестовывать ее машину. Все сотрудники ФССП получили травмы различной степени тяжести, но могло бы быть и хуже, если бы другие водители не заблокировали автомобиль женщины и не помешали ей продолжить движение.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here