«Прецедент Стаса Михайлова» в Алтайском крае может изменить Гражданский кодекс России

0
361

Конституционный суд России (КС) рассмотрит на соответствие основному закону нормы о компенсации за нарушение авторских прав и прав на товарные знаки. Поводом стали два запроса Арбитражного суда Алтайского края, который не смог решить спор между правообладателем на творчество певца Стаса Михайлова — компанией «Квадро-Паблишинг» — и предпринимателем, реализовавшим пиратский диск. Арбитражный суд обнаружил в Гражданском кодексе (ГК) статьи, которые могут идти вразрез с конституционным принципом о праве на достойную жизнь, пишут «Известия».

Рассмотрение запроса в КС РФ назначено на 8 ноября — суд проверит нормы о минимальной компенсации за нарушения в сфере авторских прав (ст. 1301 и 1311 и ч.4 ст.1515 ГК). Соответствующий запрос направил в КС Арбитражный суд Алтайского края, который разбирает сейчас тяжбы между правообладателями и мелкими бизнесменами. В одном случае компания — правообладатель фонограмм и музыкальных произведений Стаса Михайлова «Квадро-Паблишинг» намерена получить 895 тысяч рублей с индивидуального предпринимателя Юлии Любивой. В июне 2013 она продала диск «Стас Михайлов» за 75 рублей, не имея на это прав. Это дело уже дошло до кассационной инстанции и в итоге вернулось в первую — сперва алтайский арбитраж присудил правообладателю всего 15 тысяч рублей, которого такое решение не устроило.

Во втором случае речь идет о споре компании «Аэроплан» с десятком предпринимателей, которые продавали игрушки, напоминающие персонажей мультфильма «Фиксики» (у компании права на эти товарные знаки). «Аэроплан» намерен взыскать с каждого нарушителя порядка 50 тысяч рублей.
Как объясняет издание, сейчас представитель малого бизнеса может получить иск на сотни тысяч и даже миллионы рублей, если реализует пиратский диск или игрушку, копирующую чужой товарный знак. Размер компенсации за нарушение авторских, смежных прав и прав на товарные знаки в российском законодательстве фиксированный — от 10 тысяч до 5 млн рублей за каждый объект интеллектуальной собственности. При этом сумма взыскивается, например, за каждую песню на mp3-диске, которых в сумме может оказаться более 200. Суд вправе вдвое уменьшить сумму, только если нарушение произошло до 1 октября 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки в ГК. По пути взыскания убытков, когда нужно доказывать их размер, правообладатели идут не часто и предпочитают компенсацию, для получения которой нужно лишь подтвердить факт нарушения своих прав.

Именно на это — факт нарушения — ссылалась компания «Квадро-Паблишинг», когда подвергла сомнению решение суда о компенсации в 15 тысяч рублей. Расчеты, исходящие из минимальной «цены пиратского трека» в 10 тысяч рублей и «скидки» в 50 % от итоговой суммы, показывают, что компенсация должна была составить как раз 895 тысяч рублей.

Алтайский арбитраж усомнился в справедливости действующего регулирования, следует из его запросов в КС. По его мнению, из-за фиксированного размера компенсации суд не может ее уменьшить, исходя из фактических последствий нарушения и с учетом требований разумности. ГК отдает приоритет механизму подсчета размера компенсации, в результате чего нарушителю грозит серьезная ответственность, даже если у «пострадавшего» убытки невелики. Это может противоречить ст. 2 Конституции РФ, согласно которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью, следует из запросов суда. Нарушают они и право каждого на судебную защиту его прав и свобод (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ), считает арбитражный суд. Даже право суда вдвое уменьшить компенсацию, если нарушение было после 1 октября 2014 года, не устраняет это противоречие, полагает суд. «Сумма компенсации и в этом случае определяется без учета фактических последствий, размера имущественных потерь истца», — говорится в запросе суда.

Взыскание сумм, несоразмерных последствиям, противоречит политике России на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ч. 1 ст. 7 Конституции РФ). Кроме того, это неблагоприятно для мелкого бизнеса, нарушает единство экономического пространства и свободное перемещение товаров, ограничивает конкуренцию и свободу экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ), считает суд.

Пока неясно, какое решение примет арбитражный суд и станет ли «прецедент Стаса Михайлова» из Алтайского края основанием для изменений норм ГК. Между тем эксперты оценили ситуацию неоднозначно. По их мнению, изменения все же могут быть внесены, но не в столь категоричной мере, как просит алтайский арбитраж.

Так, руководитель международно-правового направления юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Марина Николаева считает вопрос неконституционности заявленных норм спорным. С ней согласен адвокат бюро «Деловой фарватер» Сергей Литвиненко, который отмечает, что есть дискуссионные моменты, которые надо тщательно исследовать, но явных несоответствий нет. «Маловероятно, что КС РФ признает оспариваемые нормы неконституционными», — говорит он.

Николаева соглашается с АС Алтайского края в том, что «нужен механизм снижения компенсации, чтобы суд мог назначить и обосновать разумность и справедливость ее размера». Но тут важно учитывать, обращает внимание она, что, в случае если компенсация будет мала, неощутима для нарушителя, весь институт интеллектуальных прав может быть поставлен под угрозу. «Если поддаться соблазну и просто разрешить снижать размер компенсации исключительно по усмотрению суда, пострадает защита прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», — рассуждает, в свою очередь, партнер BGP Litigation Александр Ванеев. Обоснованным подходом будет четкое описание причин для снижения компенсации, а также использование этого механизма в исключительных случаях, считает он.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here