Слепота оппозиции как гарантия власти Кремля

0
124

Слепота оппозиции как гарантия власти Кремля

Специальная военная операция стала тем увеличительным стеклом, глядя через которое, видишь в недавнем прошлом – что было сделано не так, где были допущены ошибки?

Слепота оппозиции как гарантия власти Кремля

Сегодня уже очевидно, что в конце 80-х – начале 90-х общество упустило главное – устройство Советского Союза, а проще говоря, России. Ибо для всего мира мы были «русскими», вне зависимости от национальной принадлежности, и страну нашу называли именно так.

Тогда, в период «перестройки», спорили и говорили о чем угодно, только не об основном, о проблеме проблем – государственном основании СССР. Ибо и сегодняшние кровавые события, и предыдущие, начиная с Карабахского конфликта или, даже, самых первых волнений того времени – в Алма-Ате в декабре 1986 года, были вызваны именно этим.

Зная, к чему привел запуск разрушительных процессов, когда формальным правам республик Союза был придан реальный статус, даже поразительно насколько публика в 1985-1991 не интересовалась данным вопросом. Спорили об экономике, о рынке, о приватизации, о диссидентах и выборах, о внешней политике, о стремительно появлявшихся национальных конфликтах, но вопрос вопросов не обсуждали.

Почему-то господствовало убеждение, что союз советских республик, созданный Лениным на обломках исторической России, – вполне жизнеспособная конфигурация, крепкая основа для перехода к демократии и рыночной экономике. По крайней мере, ни со стороны партноменклатуры, ни со стороны демократов никаких поползновений в сторону отхода от «советизма» не наблюдалось.

Если от первых иного и не стоило ожидать, то вторые, при всем своем антисоветизме и антикоммунизме, могли бы возмутиться сохранением ленинского наследия. Но не возмутились, напротив, публично объявили его сохранение основой дальнейшей политики.

Слепота оппозиции как гарантия власти Кремля

В 1989-91 Михаил Горбачев провел с фантастической быстротой – всего за два года — разрушение единого государства. Он отлично понимал, что в результате свободных выборов в республиках придут к власти ландсбергисы и гамсахурдии, ельцины и кравчуки, что означало капут для СССР, но все равно настаивал на избранном пути. Горбачев запустил Ново-Огаревский процесс переучреждения союза, само по себе абсурдное занятие (это как если бы части тела начали договариваться о взаимоотношениях), но оно только ухудшило ситуацию, ибо шесть республик вообще отказались в нем участвовать, а остальные — со всевозможными условиями и оговорками. То есть Горбачев сознательно и добровольно разрушил власть в государстве, и запустил процесс хаоса. Делал он это по одной причине – ему надо было лишить власти верхушку КПСС, чтобы та не сняла его с должности как в свое время Хрущева. Горбачев думал опереться на республики, но промахнулся, а задний ход, будучи заложником своего имиджа на Западе, дать уже не мог, и зажмурив глаза, летел в пропасть.

Из больших людей разве что Солженицын бил тогда тревогу, но над ним смеялись как над заскорузлым старовером, не понимающим прогрессивности свободных выборов, и чего-то там бормочущим про исторические российские земли – явный фашизм, модная кличка того времени, когда либералы выискивали «русских фашистов». А вот их любимец – Андрей Сахаров, в своем проекте новой конституции вообще предлагал дать право на отделение всем автономиям – типичный случай вопиющего невежества технаря в гуманитарной сфере.

С русскими «либералами», равно как и с националистами, злую шутку сыграло их участие в выборах в Верховный Совет РСФСР. Они тем самым, сами того не понимая, добивали историческую Россию. Своим провозглашением суверенитета в 1990 депутаты как бы объявили, что все помимо – и Крым, и Белоруссия, и Казахстан — это не Россия. Ну а борьба Ельцина и ВС РСФСР против пресловутого «Центра» была лишь «вишенкой на торте» в уничтожении своей страны — Россия малая отрекалась от России большой.

Слепота оппозиции как гарантия власти Кремля

Путин в своем февральском выступлении был совершенно прав, советская модель государственного устройства могла служить лишь делу мировой революции и коммунистической пропаганды, но не базисом для нормального развития. По сути, СССР был даже не конфедерацией, поскольку УССР и БССР являлись членами ООН. То есть Советский Союз в полном смысле представлял «союз» независимых друг от друга государств.

Именно с констатации этого факта и следовало начинать любому реформатору, чтобы исправить нелепицу, доставшуюся в наследство от большевиков. В 1985 Горби нужно было объявлять не перестройку с ускорением, не вводить сухой закон, а заняться конституционным реформированием семьи советских народов. Хотя бы убрать из основного закона право на выход из союза республик.

Но у Горбачева со товарищами на это мозгов не хватило, а самые антикоммунистические либералы объявили сохранение ленинско-сталинского наследия в сфере национальной политики и нарезки России непреложной ценностью. Мол, уничтожение частной собственности – плохо, а единой России – хорошо. Ликвидация рынка — неправильно, а создание Таджикистанов, Белоруссий, а внутри РСФСР всевозможных автономий (у ненцев и бурят аж по три!) – правильно.

При этом до 17 года ни у одного чукчи и мысли даже не было насчет организации собственной государственности, также как у мордвы, эстонцев, удмуртов и латышей. Их республики и округа появились исключительно ввиду чрезвычайных событий, с ними никак не связанных, и благодаря революционно-утопическому мессианству большевиков.

Слепота оппозиции как гарантия власти Кремля

Понятно, что в СССР никакой федерации-конфедерации не было и в помине, а существовала жесточайшая, невиданная в истории централизация. И решение Горби, а после него Ельцина и демократов сохранить все формальные основы советского строя – историческая Россия как союз независимых государств, и обмылок России под названием РСФСР-РФ как совокупность автономий с федеративным устройством были противоестественными и чреватыми в итоге политической катастрофой и большой кровью, к которой и пришли, одни территории раньше, другие позже.

Все бывшие соцстраны решительно освобождались от былого наследия, и Литва с Эстонией и Латвией в числе первых — восстанавливали прежние конституции, отменяли все советские законы и устройство, возвращались к жизни как до 1940. А в России — ничего подобного, никакого возврата к «нормальной» жизни, а консервация советской. И либералы — от Елены Боннэр до Чубайса с Гайдаром были этим вполне довольны.

Понятно, что проблема заключалась еще и в том, что нынешняя международная система, начиная с ООН, создавалась уже не с участием исторической России, а СССР, откуда и упомянутое членство УССР и БССР. Но и это был вполне решаемый вопрос при ответственном руководстве.

После развала в 1991 СССР, казалось, что тема закрыта, поезд ушел и нам опять предлагали сосредоточиться на ваучерах и секвестре бюджета, хотя Чечня ярко показала, что от вопроса не уйти, также как бесконечная грызня с Украиной то по поводу Черноморского флота, то газа.

Слепота оппозиции как гарантия власти Кремля

Господствует заблуждение, что нынешняя русофобия на Украине – следствие решений РФ 2014 года. Но это не так. Курс на создание анти-России с вытеснением всего русского был взят с самого начала. Еще при Ельцине в 1992-1999 ситуация и с русским языком, и взаимными экономическими, гуманитарными и иными отношениями постоянно ухудшалась, и никакие скидки за газ, признание Крыма и Севастополя украинскими ничего не меняли. Кравчук сразу заявил о «цивилизованном разводе», и Украина не ратифицировала учредительных документов СНГ.

Наша оппозиция этого не понимает. Вспомним дебаты Навального со Стрелковым – первый показал себя полностью негосударственным человеком, без понимания русской истории, традиции, интересов страны. Недаром оппозиция так провалилась в 2014, оказавшись в диссонансе со всей страной. И она проваливается сейчас, когда навальнисты уже открыто перешли на сторону Киева и всячески ему подыгрывают информационно, подобно тому как ленинцы сотрудничали с германским Генштабом.

Оппозиции абсолютно не интересно то, что интересно и важно большинству населения. До 17 года именно либералы — Милюков и прочие – выступали за активную внешнюю политику, требовали поддержки славян, взятия Константинополя и проливов. Позиция современных навальнистов и яблочников представляет решительный разрыв с русской исторической традицией, с русским либерализмом. Их шараханье от возвращения Крыма, население которого в подавляющем большинстве этого хотело, ярко показывает их оторванность от народа и его устремлений. Причем они даже не понимают, что сиди в Кремле Немцов, Чубайс или даже Навальный, они бы проводили примерно тот же курс, ибо столкнулись с теми же вызовами, на которые надо давать ответ. Никакими скидками на газ или призывами жить мирно, или даже извинениями за колониальное угнетение они бы проект «анти-Россия» не разрушили.

Слепота оппозиции как гарантия власти Кремля

Что ж, это означает, что в обозримой перспективе смены власти в России ждать не приходится. Народ не внесет на плечах никого в Кремль, ибо не видит вменяемой альтернативы, а в элите никто не пойдет на заговор, поскольку менять нынешнюю команду на неадекватов — себе дороже. Власть худо-бедно озаботилась в итоге замалчиваемой проблемой – а это тоже показательно, казалось бы, живи в свое удовольствие, катайся на яхтах с Настями Рыбками, но нет, зачем-то она пошла и на крымскую операцию, и на нынешнюю при всех лично для себя потерях. Значит, в правящей элите некие соображения перевесили наслаждения и личное обогащение. Понять этого в оппозиции тоже не могут и приписывают все неким флуктуациям в путинском сознании. Тем лучше для России.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here