Те же морды, только толще: как дело «Трех китов» заставило вспомнить 90-е

0
9

Те же морды, только толще: как дело «Трех китов» заставило вспомнить 90-е

Депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин назвал скандал вокруг решения суда вернуть мебельную империю ее бывшему владельцу лакмусовой бумажкой для России.

После решения московского арбитража вернуть крупнейший в Европе мебельный торговый центр «Три кита» его бывшему владельцу — бизнесмену Сергею Зуеву — в СМИ поднялась волна публикаций с разными оттенками скандальности и якобы поисками ответа на вопрос о том, что же на самом деле происходит с этой «мебельной империей».

Ситуацию в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» прокомментировал депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин: он, ранее написавший колонку о судьбе многострадальных «китов», сообщил, что через своих помощников получил предложение за определенную плату «больше не трогать эту тему».

По мнению Рашкина, отнюдь не просто так в телеграм-каналах и соцсетях активно и по веерной схеме распространяются вбросы о начале силового захвата «Трех китов» в Одинцовском районе Московской области, а также «близлежащей газовой подстанции, которая обеспечивает газом и теплом не только ТЦ, но и находящиеся рядом жилые дома». В этих сообщениях утверждается, что захват проводят «лица кавказской национальности» при содействии сотрудников московского областного управления ФСБ РФ.

«Естественно, никакого официального подтверждения эта информация не получила», — констатирует депутат. Он отметил, что видео, опубликованные в качестве доказательств якобы случившегося захвата ТЦ, не содержат ничего проливающего свет на какие-либо события вокруг «Трех китов»: на них запечатлены три человека, которые вышли из автомобиля и направились в сторону мебельного комплекса. «Кто это — адвокаты выигравшей суд стороны, сотрудники торгового центра или просто покупатели, приехавшие выбрать диван?» — задает риторический вопрос Валерий Рашкин.

По видео невозможно сделать выводы о чем бы то ни было — что, впрочем, не мешает загадочным интересантам рассылать их по редакциям СМИ вкупе с ажиотированными текстами о «рейдерском захвате» ТЦ. Среди распространителей этой информации оказался и экс-директор «Трех китов» Александр Мордкович, бывший сотрудник ОБЭП, который был назначен на этот пост в прошлом году — предположительно с постановкой задачи о продаже актива. Из всего поднявшегося шума Рашкин, на которого распространители слухов о «силовом захвате» обрушились после публикации его колонки, заключил, что Московский арбитражный суд, вернув Зуеву его «Три кита», разворошил «какой-то большой и злобный улей».

В своей колонке депутат упомянул заявления о захвате других московских и подмосковных предприятий и объектов, в которых также фигурирует фамилия Мордковича. В частности, речь идет об активах «Мострансагентства», крупное подразделение которого (ОАО «Автокомбинат №16») Мордкович получил в собственность в 2013 году после покупки акций.

«За реально существующее предприятие стоимостью несколько миллиардов, при этом имеющее на балансе землю, недвижимость, технику, г-н Мордкович заплатил 1 млн рублей – точнее, 995 тысяч 74 рубля», — уточняет Валерий Рашкин. При этом, по его словам, в 2020 году то же самое предприятие было продано за 1 млрд 260 млн рублей и перешло в собственность московского застройщика «Нагатинский квартал».

По оценке Рашкина, мебельная империя Зуева, у которого ее отняли в 2006 году, все последующие годы «продолжала исправно работать и приносить деньги — только их получателями стали люди, которые фактически «отжали» бизнес», а именно бывший корпоративный юрист «Трех китов» Игорь Романов и «группа товарищей», включающая Мордковича, экс-налоговика Евгения Васильева и бывшего сотрудника ФСО Зобова. Депутат напомнил, что в середине «нулевых» активно обсуждалась версия о том, что за уголовным преследованием Зуева стояла как раз такая «группа», имевшая доступ к бизнесу «мебельной империи» изнутри.

«Крекс-фекс-пекс — и вот вам еще один незаметный миллиардер с деньгами в домашнем диване», — говорит депутат о Мордковиче, предлагая прокуратуре и СКР, если их интересуют «детали этой магии», передать им копии документов по сделкам. Он также называет еще одну фамилию — Александра Хорева, «рейдера со стажем», который фигурирует и в документах по купле-продаже «Автокомбината №16», и в истории с «Тремя китами».

Рашкин полагает, что «мебельную империю» Зуева должна была постичь та же участь, что и подразделение «Мострансагентства», — перепродажа заинтересованной стороне с колоссальной выгодой. «В пользу этой версии говорит то обстоятельство, что в начале 2020 года была проведена полная оценка данного актива, и торговый комплекс подготовили к продаже», — поясняет депутат, добавляя, что авторы этого плана не смогли его реализовать лишь из-за коронавирусного карантина.

Волну сомнительных публикаций о «силовом захвате» Валерий Рашкин связывает как раз с тем, что «вторая сторона» уже успела «вцепиться зубами в эту собственность» и привыкла считать ее своей, а теперь, когда суд вернул «Три кита» Зуеву, «яростно сопротивляется, используя для этого все доступные средства» вплоть до фейков и информационных атак.

Желающим разобраться в этой истории депутат предлагает спросить у Мордковича и Романова, каким образом они заполучили в собственность активы стоимостью сотни миллионов долларов. «Боюсь, что внятно ответить и объяснить это они не смогут», — считает Рашкин, называя дело «Трех китов» лакмусовой бумажкой, позволяющей оценить «состояние здоровье» российской правовой и правоохранительной систем. «Это дело не про мебель, а про что-то другое», — уверен депутат.

Он видит в медийно-сетевом скандале вокруг «Трех китов» повод задуматься о происходящем в стране и задаться вопросами о том, «откуда берутся полковники Захарченко» и «почему никого не удивляет то, что депутат задекларировал доход в 4 копейки», или наличие у родителей и престарелых родных госслужащих собственности на сотни миллионов долларов.

«У нас «никто не живет на одну зарплату». А закон по-прежнему трактуется так, как каждому удобно», — резюмирует Валерий Рашкин, заочно отвечая тем журналистам, которые усмотрели в деле «Трех китов» отголоски лихих девяностых: «А возвращение ли это? Очень многое говорит о том, 90-е на самом деле никуда и не уходили. И персонажи тех лет – тоже. Просто морды стали толще…».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here