За державу обидно: Сергей Клевцов о спорте, болельщиках и ТВ

Александр
Автор: Александр Август 15, 2017 21:46

За державу обидно: Сергей Клевцов о спорте, болельщиках и ТВ

За державу обидно: Сергей Клевцов о спорте, болельщиках и ТВ

Сергей Клевцов: «Мне не стыдно признаться: я пока не понимаю, где допущены ошибки, почему мы взяли серебро. Ехали за золотом»

Российские легкоатлеты завоевали шесть медалей на чемпионате мира в Лондоне. Среди тех, кто поднимался на пьедестал, — Сергей Шубенков. Спортсмен взял серебро на дистанции 110 метров с барьерами. Результаты чемпионата, возможности спортсменов, отношение к легкой атлетике в Англии и другие вопросы обсудили с тренером Сергея Шубенкова Сергеем Клевцовым в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы в Барнауле». Портал Amic.ru публикует самые яркие фрагменты интервью.

— Сергей Александрович, сегодня практически все говорят, что серебро, которое завоевал Сергей, для нас дороже золота. Вы согласны с этим?

— Как сказать… Раз говорят, значит, люди это так воспринимают. Для нас это серебро с Шубенковым очень важно. Потому что перед тем, как его завоевать, мы прошли довольно непростой период. И прошли ли — это еще вопрос. Возможно, еще придется идти. Там не все так просто. Конечно, быть лучшим среди проигравших — это довольно грустно. С другой стороны… Серебро чемпионата мира под таким прессингом – это, наверное, хорошо.

— Чего не хватило, чтобы взять золото?

— Знаете, мне не стыдно признаться, я пока сам еще не понимаю. Сейчас самое простое – взять и все спихнуть на то, как нам было тяжело. Но, похоже, так оно и было. Возможно, все-таки больше психологических моментов, других я пока не вижу. Еще посижу, подумаю. Пока на ум приходит только это. Потому что если бы сейчас опять надо было готовиться, то тренировки я бы так же и спланировал.

— Наверняка пересматривали финальный забег.

— Несколько раз.

— Сергей вел себя довольно нетипично.

— Вот как раз это внешнее проявление того, о чем мы сейчас говорили. Реально, я никогда не видел его таким напряженным, взволнованным. Ну, может, только когда мы начинали. Возможно, только в 2009 году на юниорском чемпионате Европы. Но ведь сколько воды утекло с тех пор. Я слышал мнение некоторых, извините, псевдоэкспертов, что он слишком быстро первую половину пробежал. Мол, надо было, как они выражались, потише, медленнее бежать. А он пробежал первые пять барьеров ровно на «десятку» медленнее, чем в Пекине. Поэтому суперстарта не было, все соперники были медленнее. В концовочке он потерял меньше, чем в Пекине. Тем не менее хватило вот на серебро

— Все-таки серебро сегодня — это предел возможностей?

— Ехали за золотом. Рассчитывали на золото. Но, попав в конкретную ситуацию, люди начинают отталкиваться от реальности. Так что, видимо, да, тогда, в день финала, мы все, что смогли, получили.

Материалы по теме

— В том, что Сергей завоевал серебро, ваша огромная заслуга. Шубенков в беседе с журналистом на следующий день после финала сказал так: «Не было бы Клевцова, не было бы и меня на этом чемпионате».

— Приятно слышать это от ученика. Мой учитель, Юрий Петрович Захаров, про взаимодействие тренера с учеником мне говорил так (я тогда был начинающим тренером, подходил к нему за советом): «Серега, ты понимаешь, это же все равно, что в лодке сидят двое и гребут. Один весло бросил, а второй продолжает грести. Лодка же не плывет, она на месте крутится». Поэтому Сергей, возможно, это и имел в виду. Надо сказать, что я бы без него тоже на чемпионате мира в Лондоне не оказался, как ни крути.

— Сергей Александрович, а вы волновались?

— Не то слово. Я пытался все это от него как-то скрывать. Но он уже настолько меня изучил. Говорит: «Тренер, я вижу, когда вы волнуетесь. Не надо мне тут». Было очень тяжело. Я не помню, чтобы мне когда-то было настолько тяжело в эмоциональном плане. Ситуация такая была… За какой-то гранью. Когда я ждал второй и третий полуфинал, понимал головой, что невозможно, чтобы столько человек пробежали быстрее результата 13,20. Но, с другой стороны, когда какие-то вещи от тебя не зависят, сложно убедить самого себя, что все будет хорошо, в порядке. Да, я очень волновался.

— Статус нейтрального спортсмена давил?

— Нисколько не давил. Объясню почему. Я очень люблю нашу российскую экипировку. Будучи спортсменом, не такого высокого уровня, как Сергей, я никогда такие шмотки не получал. Уровень страны для меня был запредельным. Но на этом чемпионате символики не хватало. Не хватало флага. Но когда вы оказались в такой ситуации… Тренд в стране какой? Даже если самое высокое спортивное руководство радуется, объясняя, что это единственная возможность, единственный шанс нашим атлетам как-то выступать. Ну, что нам, закрыть легкую атлетику, что ли? Они там тоже в ИААФ, похоже, не знают, как из ситуации выходить. Поэтому они начинают выпускать помаленьку. Что нам, слушать этих «друзей» из соцсетей, которые пишут, что мы предатели и так далее. Люди не совсем понимают ситуацию.

Мы понимаем, что сейчас у нас есть возможность выступать на международных соревнованиях вот так, как выступаем. К сожалению, без триколора. Но я думаю, что и журналисты эту тему очень сильно подогревают. Особенно странно читать, что нашим спортсменам запретили петь гимн в гостинице. Я вот плохо понимаю: я иду по гостинице и пою гимн. Я совсем идиот или пьяный? Вроде не совсем то место, где гимн поют.

— Человек, который не занимался профессионально спортом, никогда не поймет, скольким пришлось пожертвовать.

— Абсолютно верно. Я еще раз говорю, что в стране, где максимальный телевизионный рейтинг, насколько я понимаю, извините, возможен в шоу, где все одновременно разговаривают, где все друг с другом ругаются и скандалят. И мне не нужно объяснять, что из спорта делать шоу не нужно. А вот у граждан, которые комментарии оставляют, по-видимому, что-то в голове пропущено, что-то в организме не так.

— Сергей Александрович, все прекрасно помним, какими сложными были эти два года, каким ударом был запрет ехать на Олимпиаду в Рио. Как удалось собраться, сказать: «Все. Забыли, работаем дальше»?

— Я всегда пытался донести одну мысль: Серега, когда-то заканчивается все. Я не могу сказать, когда это закончится – сегодня, завтра, через год, два. Но если ты еще какое-то время хочешь оставаться лучшим в бизнесе, который ты делаешь, то… сами понимаете.

Если сейчас сопли с сахаром жевать, то мы потеряем еще время. Нас выпустят, а мы не будем готовы. Мы должны работать напряженно, правильно, грамотно. Когда нас выпустят, мы должны будем сразу в эту атмосферу войти и как с равными побиться.

Мы выиграли в том году все, что могли: Кубок России, командный чемпионат России, и стартов было достаточно.

— В Лондоне болельщики поддерживали? Не только российские.

— Все было прекрасно. И вот тут за державу обидно. Приезжаем в Англию, и я понимаю, что они по жизни нас не любят, но мы не успели выйти в зону паспортного контроля в аэропорту, там уже сотрудник начал интересоваться: на чемпионат мира? А как бежишь, а вид какой и много вопросов. И интерес у всех огромный к легкой атлетике! Главный телевизионный канал страны в прайм-тайме крутит соревнования. Представляете? Стадион забит, люди покупают билеты. Популярность фантастическая. Серегу там приветствовали нормально.

Была пара на стадионе, в возрасте уже, сидели за мной. А мы с Шубой (Сергеем Шубенковым, — прим. ред.) обмениваемся жестами, они это видят, замечают. И когда Шубенкова объявили (как нейтрального спортсмена), они начали спрашивать, мол, кто это, откуда. А я им говорю, что это Сергей Шубенков, Россия. И вот тогда людям стало понятно. Серегу знают, за него болеют.

В гостинице какой-то англичанин к нему подошел, который собирает автографы атлетов (таких фанатов много, они потом обмениваются автографами), говорит, что, Сергей, мы искренне желаем тебе удачи, медаль взять. Говорит, что сфотографируемся с тобой потом, когда ты медаль возьмешь. И там действительно зерна от плевел отделены. Есть и ударенные, как у нас. Но те, которые болеют за спорт, им интересна конкуренция, накал, когда есть интрига. Вот олимпийский чемпион против действующего чемпиона мира.

— Но в России вас встречали как победителей чемпионата.

— Да, впервые такое было, чтобы мы приехали в Москву и такая встреча. Нас предупредили, что будут встречать, чтобы мы не убежали. Потому что мы летели транзитным рейсом, но нам позвонили и сказали, что надо будет выйти. Это бодрит. И в Барнауле встретили великолепно. Я припоминаю, что, когда мы из Пекина приезжали, было меньше встречающих. В этот раз было много искренности, было круче.

— Может быть, на этой волне, когда все следят за достижениями спортсменов, переживают, болеют, и детей поведут в легкую атлетику?

— Я бы не возражал. Вопрос в том, что в других странах, где легкая атлетика в огромном почете, есть отбор. Ребятишек, желающих заниматься спортом, миллионы. Их отбирают тщательным образом. Вот такой пример: один специалист писал, что если подросток, который заканчивает школу, пробегает по времени 10,5, то ему рекомендуют заняться другим видом спорта. У нас таких детей, которые на момент окончания школы пробегают 10,5, по пальцам можно пересчитать. У нас нет набора даже. А про отбор вообще говорить не приходится.

— Перед Олимпиадой в Рио Сергей был на пике формы. Следующие Игры через три года. Будете готовиться к ним и получится ли сохранить форму?

— Не случайно я вам уже сказал, что это лодка с двумя гребцами. Что касается меня, то я никуда не денусь. Что касается Сереги, то он говорит, что хочет участвовать в Играх. И не просто участвовать. Потому что в одних мы уже принимали участие, в 2012 году. Если он захочет, то моя задача не просто, чтобы он дотянул, а вышел туда в той форме, которая позволит претендовать на результат. Может, это самонадеянно, но я готов. Сегодня у нас еще много чего, где можно выиграть. Целей много.

— Какие цели?

— Зацепить европейский рекорд, попробовать «порубиться» за мировой, выиграть еще пару-тройку чемпионатов мира и Европы.

— Какие перспективы выступать в ближайшее время под российским флагом?

— Вот это очень интересный вопрос. Поговорим подробно, потому что на местном телевидении заявили, что уже в ноябре Шубенков побежит под российским флагом. Ну вы чего? На самом деле перспектива такая есть. Со слов президента нашей Федерации легкой атлетики (он позвонил поздравить нас с победой), есть мнение, что в ноябре могут нас открыть. И к этому идет. Уже 21 страна проголосовала против отстранения России.

Может, нас уже и выпустят к ноябрю. Но я уже человек поживший и отношусь довольно настороженно. Давайте считать, что, возможно, это произойдет. Но не факт.

— От чего зависит?

— А вот сложно сказать. Когда мы в Адлере в 2016 году тренировались перед Играми в Рио, к нам приезжали журналисты. И тогда была общая волна, что, ребят, да все нормально. Потом — раз, и новая информация появляется. Там не так все просто.

Нам выдали разрешение выступать на международных соревнованиях до конца 2017 года. Но мы не знаем, что у них там на уме. Может, год закончится, они сразу же выдадут новый, на 2018-й. Как абонемент. Я не знаю, что за этим стоит. Не задевает, что разрешение выдали до конца года. Но настораживает.

Александр
Автор: Александр Август 15, 2017 21:46
Оставить комментарий

Нет комментариев

Ваш комментарий будет первым!

Стань первым, то выскажет свое мнение относительно этой статьи.

Оставить комментарий
Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

Оставляя комментарий, Вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения

Комментарии